18:33 21.11.2016
Анастасия Бузько опубликовала запись

Башня Геркулеса

Древнейший в мире маяк, который до сих пор используется по назначению.

 
16:24 21.11.2016
Анастасия Бузько опубликовала запись

"Трулли" — традиционные жилища в городе Альберобелло,Италия

Белоснежные домики с конусообразными крышами, больше напоминающие дома сказочных гномов.

 
20:11 30.10.2016
Ирина Кравец опубликовала запись

Мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави

Главная культурная достопримечательность Казахстана, где захоронен великий представитель суфизма.

 
13:50 01.01.2015
Іван Гонта опубликовал запись

Казань. Эпоха модерна.

В Казани немало красивых домов эпохи модерна.
Но всех их, наверное, затмевает Дом Ушковой — восхитительное, изящное, словно бы покрытое кружевами, здание почти напротив Казанского университета.
Университетский ансамбль — вот там, дальше по улице, с белыми колоннами...





В доме Ушковой расположена Национальная библиотека Республики Татарстан.
Но туда можно попасть и с экскурсией. Мне крупно повезло: на экскурсию времени совсем не было, однако моей спутнице удалось уговорить сотрудниц, дежуривших на входе, чтобы нас пропустили взглянуть на интерьеры хоть одним глазком.




Как гласит история, этот дом был свадебным подарком богатого купца Алексея Константиновича Ушкова своей будущей жене, дочери профессора Казанского университета Зинаиде Николаевне Высоцкой (в замужестве, соответственно, Ушковой). Ушков купил стоявшие тут рядком три дома, а архитектор Карл Людвигович Мюфке преобразовал их в 1908 году единый особняк, оформленный в восточном стиле.
Снаружи эта ориентальность не так бросается в глаза, но внутри... Заходишь и оказываешься в восточной сказке.

Чудеса начинаются прямо от дверей. Эти львы вгрызаются в ручки, расположенные с внутренней стороны.


Напротив в холле — дверь в теперешний конференцзал. Её охраняют и лев, и дракон.







Поднимаешь глаза вверх — и утыкаешься взглядом в изысканные плафоны.



Вот каждый из них чуть покрупнее.






Освещение — уж какое было, я снимала, естественно, без вспышки.
Окна особняка украшены изысканными витражами работы парижского мастера Шарля Шампиньоля. Рамы — тоже из Парижа. Техника выполнения этих витражей до их пор остается загадкой. Они — подлинные, ничего не менялось и не реставрировалось. А глядятся как новенькие.
Мотивы — китайско-японские.






Или вот окошечко — целиком и в двух фрагментах.








Из холла на второй этаж ведёт парадная лестница, которая также представляет собой произведение искусства.





Фигурка "стража" — талисман этого дома. Посетители деликатно гладят дяденьку по животику, на удачу.



Кругом — драконы...



Все материалы — также аутентичные, это очень дорогие породы восточного дерева.




Наверху — парадный зал (ныне — читальный). Тут стиль декора не такой фантазийный, построже, но тоже пышный.
Я снимала поверх голов читателей, потому — только плафон и часть стен, и, конечно, без вспышки.



Самое необычное помещение второго этажа — зимний сад "Грот". Здесь тоже можно устроиться с книжечкой. Снимать тут вообще-то было не велено, но потихоньку я всё-таки рискнула щёлкнуть кое-что...
Общий вид вышел плохо.
Но зал ошеломляет. Это действительно настоящий грот.



Фонтан в виде рыбы. В момент нашего визита вода из него не лилась.




Фрагмент стены. Растения — живые.





А из окна — вид на ионические колонны университета. Так сказать, природа и культура в одном кадре.




Спускаемся вниз по той же замечательной лестнице. Но теперь внимательнее смотрим под ноги. Тут всё достойно внимания.
Мрамор, как нам сказали — китайский.




Пол в холле — тоже из привезенного издали дорогого камня. Более того, он украшен изысканнейшими инкрустациями.







Казалось бы, жить тут да радоваться...
Но, как выяснилось, супруги Ушковы долго тут не прожили. Не сошлись характерами. Алексей Ушков оставил роскошный особняк жене, а сам построил себе другой дом. Этот же был экспроприирован в 1919 году, благодаря чему, наверное, и спасся. Его не перестраивали и сохранили практически в неприкосновенности.

Подробности — в Википедии.

Особняк прекрасно смотрится с любой доступной точки обозрения (правда, задний фасад я не видела). С двух сторон у него — скверы (в одном стоит памятник Ульянову-Ленину, в другом, за углом, памятник Лобачевскому).

Всякому, кто будет в Казани, я рекомендую посетить это замечательное место, куда более приветливое, чем многие великолепные, но наглухо запертые или снабжённые свирепой охраной московские особняки.

cleofide

...   

Читать далее...

 
07:32 31.12.2014
Іван Гонта опубликовал запись

Рим. Вдоль Тибра

Спустившись с купола собора святого Петра, я направилась к замку Святого Ангела (Castel Sant’Angelo).
Место очень туристическое, что видно даже по следующей картинке, хотя был понедельник, и музей внутри замка не работал. Но народу там всё равно ошивается много (ага, я тоже ошивалась)... Лотки с дешёвыми сувенирами, многочисленные уличные торговцы азиатско-африканской наружности, предлагающие то "замечательные шали", то какие-то цацки, то — очень популярное ныне явление — такие палки-держалки, чтобы делать селфи... Некоторые страстные любители себяшек покупают (особенно японцы), я не стала.

Ну, и просто... там хорошо. На набережной Тибра (слева — она), у замка, на мосту Святого Ангела...
Примерно как в Питере, только ещё лучше, ибо тепло. Для меня это важно.





Замок имеет очень древнюю и извилистую историю. Император Адриан начал его воздвигать как свою гробницу, но не успел достроить, и в итоге тут похоронили нескольких следующих императоров. В христианские времена капитальное сооружение стало крепостью. Название "Святого Ангела" появилось в эпоху раннего средневековья, когда восторженная вера сочеталась с полной медицинской безграмотностью. Якобы, папа Григорий Великий увидел в 590 году, во время эпидемии моровой чумы, архангела Михаила, который вложил меч в ножны, и понял, что бедствие вот-вот прекратится. Фигура архангела украшает верх замка, но снизу её видно лишь в самых общих чертах.



Позднее замок служил и тюрьмой для особо важных государственных преступников. Здесь, кстати, содержался Бенвенуто Челлини, которому (единственному за всю историю этого места!) удалось отсюда бежать.
Однако для знатоков и любителей оперы замок примечателен ещё и тем, что именно здесь разворачивается финал "Тоски" Пуччини.
Политзаключенный Каварадосси томится в замке Святого Ангела, да. И Флория Тоска, убив Скарпиа, бежит сюда с мнимым помилованием художника-диссидента. В средние века между замком и Ватиканом был построен коридор — пассетто. Может быть, Тоска бежала по нему. А может, и по улице с верхнего фото.



Имеются как минимум две видеозаписи "Тоски", снятые в натуральном антураже. Про вторую я когда-то читала, но сейчас разыскать не могу. А первая очень известна.
Поскольку я не имела возможности подняться наверх, то можно посмотреть на Рим глазами прощающегося с жизнью Каварадосси (Пласидо Доминго). Фильм-опера 1992 года, снятый в реальных римских "декорациях" (Скарпиа жил на вилле Фарнезе, а часовня, в которой работал Каварадосси, идентифицирована как принадлежавшая Барберини — она была частной и могла запираться от незваных гостей).

Un film in diretta di GIUSEPPE PATRONI GRIFFI con PALCIDO DOMINGO,CATHERINE MALFITANO RUGGERO RAIMONDI Musiche di GIACOMO PUCCINI Direttore d’Orchestra ZUBIN MEHTA Direttore della Fotografia VITTORIO STORARO (a.i.c.) art Director ALDO TERLIZZI Regia Tv BRIAN LARGE Orchestra sinfonica e coro della RAI diretti dal Maestro FULVIO AGIUS



А вот тут в начале того же фильма (после титров) замок показан с вертолёта...



От замка на другую сторону Тибра ведёт очень красивый пешеходный мост, охраняемый ангелами.















И тут, на этом мосту, кроме ангелов, водятся искусители. Они имеют вид всё тех же весёлых чёртиков афроазиатских юношей, которые зазывают интуристов на увлекательную речную прогулку на комфортабельном теплоходе вдоль по Тибру, с экскурсионным сопровождением.
Да, стоянка плавсредств тут рядом, спуститься с моста и пройти метров тридцать...







Воон там она, эта пристань...
Одно плавсредство уже уплыло, другое ещё не причалило. Но зазывалы не бездельничают.
Цена удовольствия — 40 евро.
Для богатеньких буратинок оно, наверное, и ничего себе так, терпимо. А при пересчёте в деревянные получается солидная сумма. Она получалась внушительной даже в октябре; сейчас же, небось, выглядит и совсем фантастически, за такой-то сервис.
Пристанька — убогенькая, катерки эти — ну, видела я их потом и покажу...
Вообще я очень люблю подобные речные прогулки и стараюсь не упустить шанса прокатиться, дав отдых ногам и заодно посмотреть город с нового ракурса.



Искушение было сильным.
Колебания — долгими.
Хорошо, — сказала я себе. В любом случае спущусь по ступенькам к Тибру. Надо поздороваться с рекой и бросить в неё монетки.
Но, когда я спустилось, Тибр сам повлёк меня по течению, то есть не к пристани, а в сторону Трастевере, куда я, собственно, и собиралась.
Только Трастевере — на другой стороне. Ну и ладно, — подумала я. — Та сторона будет лучше видна отсюда. А ближе к делу перейду через очередной мост. Их на карте несколько.

В путь!





Замок Святого Ангела остался позади, хотя порой ещё показывался как задний фон оперной декорации...




Набережные же вдоль Тибра устроены в два яруса.
Нормальные люди, если у них всё-таки возникает сумасбродное желание двинуть в Трастевере пешком, идут поверху.
Там — примерно вот так.
Красиво, тенисто, но шумновато и пованивает выхлопами (первый Рим в этом смысле очень сродни Третьему, автоупоротых тут много, а машинки не слишком экологичные). Идти, однако, довольно приятно и вполне безопасно.




Но дикая хозяйка предпочитает места как можно более дикие, даже если дело происходит в самом сердце Вечного города.
Я тронулась в путь по нижней части набережной.
Где не гуляет ровно НИКТО.
Нет, на другой, правильной стороне, мне потом виделись какие-то люди. А на этой — никого из туристов или обычных прохожих.
Через какое-то время до меня начало доходить, что я, в общем-то, наверное, поступаю рисково. Если вдруг какие-то деклассированные элементы захотят выпотрошить сумочку руссо туристо, они сделают это совершенно невозбранно. Никто не увидит и не услышит, а если с другой стороны реки вдруг найдутся свидетели, они не успеют ни прийти на помощь, ни вызвать её. Хвалёных карабинеров, дежурящих во всех скоплениях туристических масс, тут нет. Все массы бродят по верху (на фото — мост короля Виктора Эммануила).



Откуда взялись такие мысли?..
Да дело в том, что под некоторыми мостами Тибра — живут. Бомжики, нелегалы, хиппари или уж не знаю кто. Но мужичков, спящих среди тряпок, банок и картонок, я видела. Под мостом Ангела — нет, а под следующими — да.
Снимать, конечно, не стала, чтоб не нарываться.
Разве что издали.



И... что делать будем, а?..







А ничего.
Решила "сыграть дурочку", как это у меня обычно выходило во время прежних моих одиноких крымских странствий.
Ведь разнежившийся под мостом деклассированный элемент меньше всего ожидает появления тут не очень молодой, скромно одетой синьоры, по виду которой трудно опознать в ней богатое руссо туристо. Поскольку нормальные синьоры тут не разгуливают, значит, эта — ненормальная. А вдруг у неё в сумочке пистолето мортале?
А вдруг, наоборот, синьора настолько важная птица (например, в мире мафиози), что может смело гулять, где угодно?

Вот она и гуляет.

Только я успела придумать такую стратегию, как послышалось "трах-тибидох". Из-под моста выплыло пресловутое плавсредство с действительно богатенькими клиентами. Я немного им позавидовала, но не раздвоиться же мне, правда?








Чайки и бакланы плавсредство проигнорировали. У них были свои занятия. Марафет и демонстрация силы.
Между прочим, то возвышение, на котором они устроились — это не хухры-мухры. Это остатки моста императора Нерона.
Возможно, в распетушившемся баклане обитает его чёрная душа.



Тибр... Вот ты какая вблизи, знаменитая река...
Желтовато-зеленоватый, мутный, быстрый, не слишком общительный...
Мессир, мне больше нравится Рейн...
Извините, вырвалось. Просто впечатления были свежи.



А дальше уже было как-то проще. Периодически я останавливалась и снимала красоты.
Потом сверялась с картой, чтобы не проскочить нужный мост.
Это (позади) всё ещё мост Виктора Эммануила. Наверху — жизнь бьёт ключом, а внизу — тишь да гладь.



Мост принца Амедео. Простенько и функционально. Людей, кажется, нет вообще.



Зато у берега — тростники. Повеяло подмосковными походами вдоль Клязьмы...
Ощущение было каким-то ирреальным. Нахлынули сразу все времена. Античный Рим, когда в таких тростниках можно было выловить корзинку с Ремом и Ромулом, Рим теперешний, давние воспоминания о каких-то крымских городах, где меня носило тоже чёрт знает где (вдоль Салгира в Симферополе и вдоль Пантикапы в Керчи), запахи минувшего подмосковного лета, тени боннских платанов, под которыми я бродила в этом сентябре...

Ничего такого в этой картине нет. А вот поди ж ты, я там застыла на несколько минут, внюхиваясь ,всматриваясь, вслушиваясь в говор Тибра...



Впереди, под мостом, жил очередной человек божий, похоже, не бродяга, а хипповатый странник. Он там хорошо устроился. Спальник, маленький очажок, чайничек, посуда, кастрюлька, сковородка, книги...
Когда я проходила мимо, он дремал. А наглая чайка пыталась раздербанить остатки обеда в посудине, оставленной на краю парапета.
Обернувшись, я краем глаза увидела, что молодой человек лениво бросил в воришку мелким камешком, и она улетела. А он продолжил своё дольче фарниенте.
Счастливец.

Я всё-таки поднялась вверх. Мне вдруг захотелось увидеть тенистую часть набережной и поснимать оттуда. А идти оставалось недалеко, всего лишь до следующего моста.

Как раз наверху было понятно, что уже осень, хотя и тёплая. Листья платанов начали желтеть.



Внизу виднелась куда более солидная посудина, чем та, что возила туристов по Тибру. На ходу ли этот корабль, я не знаю.




Взгляд в узкую улочку на другой стороне внезапно оживил в памяти... Питер. Любимый Питер.




И я даже знаю, какое место.
Вот, можно сравнить: вид через Фонтанку на Исаакий...

Ну, не совсем, конечно, однако именно это лёгкое "дежавю" заставило меня сделать кадр, хотя снимать было очень неудобно из-за слишком контрастного римского света и машин, лезших на первый план. Впрочем, в Питере они тоже лезут, куда не надо.

Что же, дотопала до последнего моста на моём маршруте. Это мост Сикста. Впереди — Трастевере. Мне — на ту сторону.



Но нельзя не кинуть взгляд вперёд, где Тибр раздваивается, образуя остров Тиберина. Он небольшой, но там тоже много чего есть. Увы, туда я уже никак не успею, время и так сжимается, а ноги сигнализируют о скором отказе совершать поступательные движения, пока им не подбросят топлива и не дадут немного отдохнуть.



Взгляд в другую сторону — оттуда я пришла.
Как видно, набережная слева куда более цивилизованная и гулябельная, чем та, где обитают бомжики и бродят ненормальные руссо туристо.



cleofide
...   

Читать далее...

 
07:00 31.12.2014
Іван Гонта опубликовал запись

Рим под ногами

Кто только не цитировал сакраментальное — "Мессир, мне больше нравится Рим", — но не вспомнить было невозможно...
Итак, про восхождение на купол собора святого Петра.





Виды дивные: Ватикан и окрестности
Люди, желающие попасть на купол, должны держаться левой стороны очереди (впрочем, ближе к делу там есть указатели). Если в собор могут зайти все желающие просто так, то на купол — только за денежку. Пешком — 5 евро, на лифте — 7. Очень рекомендую не экономить и выбрать вариант с лифтом. Хотя и он — не для немощных и, так сказать, ограниченных в физических возможностях. Дело в том, что лифт поднимает отнюдь не на самый верх (это было бы слишком просто). На нём можно добраться до промежуточной смотровой площадки (над фасадом) и до галереи вокруг внутренней части купола. Туда, правда, тоже надо лезть, но это ничего, нормально и терпимо. cleofide


На этой картинке — не сам главный купол, до него ещё топать и топать...
По проекту Микеланджело, над фасадом должны были красоваться четыре малых купола, а над ними — большой. Возведены были только два малых; это один из них. Именно сюда доставляет лифт за 7 евро.
На промежуточной смотровой площадке имеется сувенирная лавка, кафе и заведение для неотложных нужд.
На этой площадке вполне можно зависнуть, особенно в компании. Народу там гораздо меньше, чем на главном куполе, хотя до него добраться куда труднее.
На главный купол нужно лезть только своими ногами. По узкой, местами наклонной, чаще всего винтовой лестнице, которая кажется совершенно бесконечной. Лестничных плошадок нет, туристы идут довольно плотным потоком, весело удивляясь, чертыхаясь, охая и повизгивая. Потоки на подъём и спуск разведены, так что столкнуться лбами не получится. Но плотность человеческой массы велика, и в основном все идут бодренько. Могу лишь вообразить, каково проделывать такое восхождение летом, когда в Риме +40. Ведь на лестнице, помимо прочего, душновато. В октябре было еще сносно, хотя наверх всё равно все вылезали совершенно взмыленные.


Галерея внутри купола. Насквозь ее пройти нельзя, но оставленного туристам места хватает, чтобы увидеть всё нутро собора сверху.











Левый трансепт. Тут шла месса. Туристов сюда не пускают, и фотографировать не разрешают.




Апсида с папской кафедрой...






Ну что, полезли на самый верх...
Конечно, не на самый-самый, а на кольцевую смотровую площадку под завершением купола, построенным уже после Микеланджело.
Купол, между прочим, двойной. Внутренняя часть — округлая, внешняя — вытянутая. Собственно, между ними и располагаются все эти муравьиные тропы лестниц.




Народу на смотровой площадке набивается под завязочку. Местечко у решетки удаётся найти не сразу. А уж о качественном селфи и мечтать не приходится. Но все пребывают в состоянии полной эйфории, потому веселы, любезны, нетолкливы и даже некрикливы. Вид Вечного города, лежащего прямо под ногами, поистине сносит чердак даже у самой непрошибаемой публики.

Фирменный и отменно баянистый кадр: вид на площадь святого Петра и дальше, на замок Святого Ангела и Тибр.



Собственно, стоя там, я решительно определилась с дальнейшими планами на день. Я поняла, что после такого восхождения музеи Ватикана мне уже не осилить. Без обеда и отдыха будет совсем тяжко, а после сиесты — поздновато. Ведь к шести настанут сумерки, и ничего больше я уже не успею.
Стало быть, я пойду посмотрю на замок Святого Ангела, а потом двинусь вдоль Тибра в Трастевере, где меня ждут как минимум две церкви. Да и с Тибром поздороваться нужно непременно, а то это выйдет как-то уж совсем неприлично.



Но, пока я была на куполе, я снимала Рим.
Виды на все четыре стороны...
К сожалению, у моего нынешнего фотоаппарата нет функции панорамной съёмки. Ну, и боги с нею, обычно такие кадры бывали не очень чёткими.



Хех, а вот вам, пожалуйста, запретные кущи Ватикана...
Внутри этого рая — никогошеньки.
Но попробуйте себе вообразить возможность вот так рассмотреть и свободно заснять какую-нибудь из бесчисленных резиденций г-на Гундяева или Вовандеморта...
А в Ватикане — пожалуйста. Во всех подробностях.






Мало им кущ вокруг палаццо, ещё и на крыше цветничок...
Интересно, там кто-нибудь когда-нибудь гуляет?



А тут — какая беседочка! Просто аца-ца. Посидеть в тенёчке на лёгком ветерке, попить чаю-кофию, поиграть в шахматы, побеседовать о разумном, добром и вечном...






Перед этим палаццо — клумба с ключами святого Петра.
Вид вообще и в частности. Наверное, рассчитано на туристические фото, ибо вокруг композиции, опять же, никто не прохаживается, да и вблизи эта картинка вряд ли видна. Она слишком большая. И вокруг неё — зелёная изгородь.






По другие стороны — Рим не столь официальный. Жилые кварталы, парки, дороги...









Ну, вот и всё...
Окажусь ли я над Римом ещё когда-нибудь?..
Иду к замку Святого Ангела и бросаю прощальный взгляд на собор. А на куполе толпится и восторженно гомонит очередная порция счастливчков. И так — без конца.
Вечный город.

...   

Читать далее...

 
06:25 30.12.2014
Іван Гонта опубликовал запись

В садах Фарнезе и вокруг

Форум и Палатин — это не только античные храмы, руины и обломки гранита и мрамора.
Если подняться от дома весталок и пойти не ходом Нерона, а чуть правее, то можно попасть в прелестное, но не такое уж древнее, хотя тоже старинное, местечко: воздвигнутый в подражание античным нравам нимфей, а от него по летнице вверх — в сады Фарнезе.






Ботаника, немного живности и красивые виды...
Нимфей — сооружение вокруг водного источника, посвященное нимфам...
Этот нимфей носит название "Дождевого", он был создан в 16 веке семейством Фарнезе в подражание античным образцам.
После жаркого солнца форума и мигрирующих там табунков разноязыких туристов тут свежо и прохладно. И практически никого нет. Как я понимаю, группы сюда не водят. cleofide








На противоположной стороне колоннады этого украшения нет. Не сохранилось?..





Грот, в котором течёт вода... Он огорожен, внутрь зайти нельзя. А то всю воду выпьют...
Статуи, украшающие нимфей, как я поняла из аннотации — античные, из раскопок Помпей и Неаполя)или сейчас поставили имитации?)... Статуй было больше, при Фарнезе грот был украшен богаче. Но и в аскетическом виде он чудесен.






Лестница вверх...



Выбрались...




Оглянулись назад...






А теперь смотрим вперёд.
Там ещё один нимфей, куда более помпезный и барочный. Этот уже с античным не спутаешь никак.










Сам грот, в который капает вода, совершенно завораживает. И ещё больше — когда в нём плавают золотые рыбки. Днём они там резвились, второй раз я проходила уже вечером — они спрятались. В этот водоёмчик я бросила монетку...








От этого нимфея поднимаемся ещё выше — собственно в сады Фарнезе, расположенные на плоской части Палатина.
Честно говоря, от некогда роскошных садов сейчас остались лишь какие-то намёки на то, что могло бы тут быть...

Здравствуйте, ванна...
Такие купели периодически попадаются в римских исторических парках. Думаю, в них собирали дождевую влагу для орошения кущ. Но на взгляд москвича выглядит очень забавно. Представить себе: идёшь по аллее какого-нибудь Измайловского парка — а там вдруг ванна, мраморная, с завитушками...


Нет, в подмосковных просторах иногда что-то подобное попадается, но не настолько монументальное.
У нас попроще, из пластмассы, зато в совершенно чистом поле (это под станцией Лесная)...

У Третьего Рима, наверное, есть свои преимущества, но с климатом Рима исконного нам не тягаться.
"Ты знаешь край, лимоны там цветут, к листве, горя, там померанцы льнут"...

Вот они, воспетые Гёте итальянские цитрусы. В садах Фарнезе — завались. Только ещё незрелые.











Помимо цитрусов, есть кактусы. Но эти мне как-то никак. Что такое опунция в горшке? Смешно! Это только для московских подоконников.





Как называется другая ботаника, я не знаю. Там сбоку стояла табличка типа "братская могила", где все растения перечислялись скопом. Пойди пойми, кого как зовут. Насколько я поняла, экзты — из Южной Америки.
Эти я обозвала просто "висяк".






Подняла перстами один цветок... Думала — вдохну — заколдуюсь. Превращусь то ли в жабу, то ли в принцессу.
Увы... Оно ничем не пахло.




При взгляде на следующее вспомнилась булгаковская фраза про жёлтые противные цветы в руках у Маргариты... Считается, что она несла мимозу (ну, то, что в Москве называется мимозой). Мне кажется, это, фарнезианское, больше похоже на описание. Недаром же Воланд поминал Рим.






Есть и красненькие... Нет, тоже не нравятся. Чужое, не моё.



Вот боярышник — это наш брат! Плоды уже созрели. Они пресные, но есть можно. Я склевала пару ягод. Приобщилась.




Сквозь процветающие кроны видна обломанная морда старого кипариса...
Да, облом-с...




Зато розы, как им положено, хороши и свежи. Даже в октябре.








А вот это — розовое, но не роза... Лень выяснять, что именно.




Среди самшитового лабиринта — водоёмчик с фонтантчиком. Его издали и не видно.
Но голубь знает, что он тут есть.






На кусте сидела бабочка.
Итальянская девочка умоляла папу: ну сними её скорее, пожалуйста, скорее, а то улетит!..
Папа старательно прицеливался хорошим объективом...
Бабочка-таки вспорхнула.
Оказалось, их две. У них там был лямур.
Девочка изобразила на мордашке смесь восторга и разочарования, папа её обнял и засмеялся...
У меня кадр вышел нерезким, не могла же я лезть вперёд...





Виды из окрестностей садов Фарнезе открываются сногсшибательные. Знали люди, где строиться...







На смотровой площадке аттракцион: визиты прикормленных чаек. Жирные птицы подлетают одна за другой и позируют туристам в расчёте на жратву.





Туристы на их фоне снимаются, но кормят мало...
Лично у меня ничего не было.



Это уже другой птиц. Важный и нахохленный. Сенатор.



Вид на Бычий форум и храм Геркулеса... Туда я не дошла...



А тут в кадр попала ворона.



И вот опять — Колизей...
Куда ж без него. Эмблема Италии, так сказать.
Но про него расскажу как-нибудь потом.
Кончаю шехерезадствовать.



...   

Читать далее...

 
06:08 27.12.2014
Іван Гонта опубликовал запись

"Прекрасный край"... Виды с башни

"Отчизна моя, прекрасный край, где впервые узрел я свет, стоит перед моими глазами так же отчетливо и явственно, как в момент расставания с вами", — писал Бетховен в 1801 году другу Францу Герхарду Вегелеру, который, проведя некоторое время в Вене, вернулся в Бонн, а затем переселился в Кобленц.

В отличие от Моцарта, который терпеть не мог родной Зальцбург, хотя уж его-то детство было вполне счастливым, у Бетховена с Бонном и окрестностями были связаны ностальгически-приятные воспоминания.

Наверное, распространялись они и на Бад Годесберг. И, раз уж я туда попала, я решила посмотреть и сам городок, и округу.
Над Бад Годесбергом торчит старинная башня. Ещё не зная, можно ли влезть на самый верх, я отправилась в том направлении. Уж на гору-то наверняка можно?..






Путь лежал через старую часть городка.
Вот вам, пожалуйста, местный Малый театр. Ну очень малый. Совсем маленький.






Одна из центральных улиц. Всё, как обычно в Германии и Австрии. Магазинчики, кафе, офисы.
По улице, на которой растут деревья, из всего транспорта могут ездить только автобусы и велосипеды.
И ничего, местные "автолюбители" не устраивают истерик по поводу отстутствия парковок возле бутиков, а бутики не жалуются, что из-за невозможности припарковаться у порога к ним не ходят богатые буратинки.cleofide



А на перпендикулярной улице — вообще царство пешеходов. Новые фасады соседствуют со старыми, но стараются не сильно выделяться.
Совсем старых, правда, тут немного. В основном — начало 20 века.



Фасад эпохи модерна с профилями, кажется, Моцарта (?) и Бетховена. Второй чуть более узнаваем. На центральном щите — музыкальные инструменты. Тут явно жили любители венских классиков.



Другая улица, уже проезжая. Здесь фасады постарше. Тот, что с солнышком, думаю, 18 века.



В исторической части даже ширпотребный МакДональдс подстраивается под немецкую старину.
Ряд фасадов по-своему восхитительный: не аутентично, но стильно.




Напротив — домишко 18 века. Ресторанчик "Под липой у Аннушки".
Уютно так, что сразу хочется зайти. Но у меня было не так много времени. Подумала: если останется часок, пообедать зайду сюда.
Увы, я прогуляла всё, и обед в том числе... Съела что-то совсем на бегу, уже не помню, где и что.



Сбоку — идиллический рельеф, повествующий о прошлом этого местечка.
Энхен (Аннушка) Шумахер, 1860 — 1935.
Под рельефом — стишок, говорящий о том, что Аннушка, державшая трактирчик под липой, была черноглаза и черноволоса, и ее в Бад Годесберге знал каждый парень...




В Бонне во времена Бетховена была своя подобная "Аннушка" — Бабетта Кох. Правда, кабачок держала не она, а ее мама. Но Бабетта была красавицей, полностью подходящей к этому описанию: черноглазой и черноволосой.
Единственный ее портрет был написан гораздо позже, когда она уже стала графиней Бельдербуш.

Что ж, проходим мимо заведения Аннушки и начинаем подниматься в гору.
Кажется, там есть лифт, но я предпочитаю пешком, пока ноги ходят.




Вот и башня.
Она называется Годесбург. Вообще-то, помимо башни, тут был замок с укреплениями, построенный в первой половине 13 века.
Разрушены стены были во время войны в конце 16 века, да так и остались в виде живописных руин. При Бетховене они уже давно были такими и даже ещё более запущенными, чем сейчас.







Место же, на котором стоял Годесбург, было куда древнее замка. Возвышенность появилась там, где в доисторические времена существовал вулкан — к счастью, давным-давно потухший. В преданиях это место именовали "горой Одина" (или Вотана). А неподалеку имеется Гора Венеры (Венусберг, привет Тайнгейзеру!). Германские мифы спокойно соседствуют с античными, ибо римляне тут тоже отметились.

В общем, не случайно меня туда потянуло. И не случайно мне было там хорошо — вовсе не только из-за красивых пейзажей и упоения краткой свободой.








Эта цепь холмов называется "Семигорье" (Siebengebirge). Из Бонна ее тоже видно, она замыкает там панораму левого берега Рейна.



Вид из Бонна, с моста Кеннеди.

Со смотровой площадки Годесбурга можно разглядеть руины Семигорья.
Увы, с погодой мне в тот день не очень повезло. Было пасмурно, в воздухе висела влажная дымка... Ну, хоть дождик не шёл, и то спасибо.




Всякий раз, кратковременно наезжая в Бонн, мечтаю: вот пожить бы там подольше, походить бы и поездить по всем этим горам, руинам, замкам... Даже издали они смотрятся сказочно. И ведь наверняка туристов туда не возят, по крайней мере, табунами и автобусами.






У подножия башни имеется ресторан. Но в тот день он был закрыт. Жаль, я бы охотно выпила там чашку кофе или стакан фреша.
Возле ресторана — балкон со смотровой площадкой.
Я долго стояла там одна, и вдруг показались двое молодых людей. Ну, я и попросила их щёлкнуть меня на фоне романтического пейзажа.





А потом я полезла на башню.
Вход открыт. Только висит предупреждение, что граждане совершают восхождение на свой страх и риск.
Внизу лежат жилеты типа спасательных. Я сперва не поняла, зачем они. Думала, может быть, там такой узкий лаз, что можно ободраться или запачкать одежду. Нет, с этим всё в порядке. Наверное, жилеты для тех, кто боится рухнуть с лестницы и переломать себе рёбра.
Но я-то и не такие лестницы штурмовала! Так что — вперёд.
Никакой охраны, никаких бабушек или дяденек с билетами. Можно оставить монетку за удовольствие. Я оставила — как известно, руссо туристо облико морале, но оно ещё и суеверно надеется, что, авось, не в последний раз...



Верхняя смотровая площадка — открытая. Бортики достаточно высокие, чтобы случайно выпасть было никак нельзя. Но помех для осмотра — никаких. А виды — крышесносные.
То же Семигорье, только сверху.



Вид в сторону Бонна...
Рейн виден отсюда плохо, он течёт за высотной башней.




Сам Бад Годесберг не страдает манией многоэтажности. Он застроен домами в 2-3-4 этажа. Более высокие попадаются редко, и они не лезут в глаза. И, кстати, оказалось, что городишко не такой уж маленький. Правда, тут сливаются сразу несколько исторических посёлков.




В Бад Годесберге, как и в Бонне, живут люди почтенные и состоятельные.
Некоторые дома — частные виллы.

Кстати, когда-то, в 1824 году, в Бад Годесберге поселился ученик Бетховена, Фердинанд Рис. Он заработал в Лондоне достаточно денег, чтобы купить имение в родных краях. Привез сюда жену-англичанку и троих детей... Жить бы да радоваться. Но счастье переменчиво. Через некоторое время умер единственный сын (остались две девочки), а в 1838 умер и сам Рис, совсем еще не старым человеком.
Где именно было его владение, я не выясняла. Похоже, что и похоронен он где-то тут, в Бад Годесберге (в Бонне — могила его отца).






Зелёная возвышенность на следующем снимке — это и есть Венерина гора.




А это снятая с зумом симпатичная долина. Примерно такие же пейзажи можно найти где-нибудь в окрестностях Бадена под Веной, и нетрудно понять, почему они так нравились Бетховену.




Для сравнения — то, что я сняла под Баденом в ноябре.

Единственная очень существенная разница: под Баденом нет крупной реки. Дунай — далеко в стороне, и он видом и нравом совсем не похож на Рейн. Река же всегда по-своему организует пространство, проводит границы, диктует ритм пейзажу, влияет на всё окружающее своим дыханием, движением, сиянием...

У меня поначалу была безумная идея вернуться из Бад Годесберга в Бонн пешком вдоль Рейна.
Но, когда я увидела с башни расстояние, я поняла, что уложиться в имевшееся у меня время совершенно нереально.
Ведь до этой высотной "дуры" было идти изрядно, а от неё до старой части Бонна — столько же, если не ещё больше. К вечеру, вероятно, дойти можно, если не бежать бегом, а иногда что-то фотографировать или отдыхать на лавочках рядом с блаженствующими немецкими пенсионерами.




Что же, оставалось лишь спуститься вниз по лестнице, крепко держась за перила.




Возле станции метро я запечатлела красивый особняк. От него дорога вела, вероятно, к Рейну.
Но — не в этот раз, а может, и не в этой жизни...

Впрочем, о чём жалеть? Меня ждала встреча с коллегами в Доме Бетховена
...   

Читать далее...

<< назад вперед >>
Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Подарки

Войти